История вычислительной техники в лицах


История вычислительной техники в лицах - стр. 29


Вместе
- уже в 1945-1946 гг. - проводили натурные испытания на Черном море. И
хотя мы оба в равной степени числились главными конструкторами
"управляемого оружия", доклад на комиссии Совета Министров СССР Сергей
Алексеевич поручил мне. Сам он только отвечал на вопросы "по своей
части". Кто-то из членов комиссии прикрепил к своей груди
"замарбличенную", внешне совершенно темную лампочку, и, как бы он ни
приседал, отпрыгивал в сторону, тупорылая акула со взаимно
перпендикулярными плавниками все время самонаводилась на его грудь -
это впечатляло... Маршал авиации Жаворонков дал высокую оценку нашей
работе и рассказал, чего стоит авиации обычными бомбами поразить не
только боевой огрызающийся корабль, но даже скромную баржу. И когда в
октябре 1946 г. на натурных испытаниях в Евпатории, где я был вместе с
Сергеем Алексеевичем, было получено прямое попадание в баржу, мы молча
обнялись... Это был один из первых шагов по созданию сверхточного
оружия, только недавно разработаного в Америке.
 
Дружба наша продолжалась и после завершения совместных работ. Я
чувствовал себя родным в его семье. Сергей Алексеевич никогда не
скрывал своих симпатий и антипатий. Помню, когда уже наметился переезд
в Киев, я стал подшучивать, что ему придется стать "Лебеденко", а он
со всей серьезностью отвечал: "Да буду ли Лебедевым, Лебеденко или
Лейбедевым - я останусь таким же. Разве дело в этом?".
 
Таким он был - талантливым ученым и скромным человеком, терпеливым
воспитателем и строгим руководителем, рассудительным и смелым в
действиях, терпимым к ошибкам, но ненавидящим подлость и измену".
 
Д.В. Свечарник отметил лишь часть работ, выполненных Сергеем
Алексеевичем в ВЭИ. Однако, находясь в Свердловске, он в удивительно
короткие сроки разработал быстро принятую на вооружение систему
стабилизации танкового орудия при прицеливании. Никто не знает,
скольким танкистам в годы войны она спасла жизнь, позволяя наводить и



Начало  Назад  Вперед