История вычислительной техники в лицах


История вычислительной техники в лицах - стр. 23


Всегда оставляли незапертым
окно большого дома, чтобы никого не будить, когда вернемся. В старом
парке ухал филин. Закат - и светлая ночь уже без звезд.
 
Мы пробирались между кустами, задевая их веслами. А кусты эти были
верхушками леса. Мелководная Сура в разлив делала такие же чудеса, как
и наши Ока и Волга.
 
В большой разлив в Нижнем Новгороде, когда еще не был поставлен
плашкоутный мост, при переправе через реку Десла цеплялись за
телеграфные провода. На Суре плыть по верхушкам леса было неизведанным
еще счастьем.
 
Когда вода спала, мы, получив по командировочному удостоверению
ландрин, селедку и черный хлеб - на дорогу, поехали пароходом до
Васильуральска и дальше до Нижнего. А осенью, нагрузившись только
яблоками (из знакомого сада надавали), поплыли в Сарапул на Каме, куда
направил Наркомпрос отца. В пути ели яблоки, спали в пустых каютах.
 
У Казани пароход стоял долго, можно было посмотреть город, но зыбучие
пески нас туда не пустили. Пристань была далеко от города. Зато Кама с
иестеровскими берегами и голубой очень сильной водой была
обворожительна. Она уже Волги и уже Оки, берега с обеих сторон
высокие, лесистые, затем пониже.
 
Сарапул ближе Уфы. Пристань такая же, как везде. Осень. Еще ярче
естеровсхие пейзажи - темные елки на желтом фоне леса. Лиственица
осенью яркая и густо и мягко золотая, от нее и получается нестеровский
пейзаж.
 
Школа, где нам пришлось жить, была пустая, располагалась за большим
пустырем окало молодого леса. Мебелью служили парты и нераспакованные
яфки с книгами и негативами; на ящики мама ставила самовар, мы с Катей
ристали клеевыми красками зверей из книги Кунерга - школьные пособия.
3* это нам выдавали паек в виде ржаного зерна, из которого мама варила
на примусе кашу. Сергей где-то доучивался. Свободное время мы
проводили в горожжой библиотеке. Там оказались журналы "Мир
искусства", "Аполлон", которыми начали интересоваться еще в Нижнем.



Начало  Назад  Вперед