Возможности вычислительных машин и человеческий разум


Глава 10. Против экспансионизма инструментального мышления - стр. 11


Наука не может согласиться с истинностью последнего, поскольку в противном случае она утратила бы свое разрешение "заниматься практикой". Это лишение, естественно, будет иметь практические последствия (в том числе утрата финансирования и т. д.), которым ученые стали бы сопротивляться изо всех сил. Если же верно первое, то сам человек превратится в некий объект. Есть много свидетельств, что на самом деле именно это и произошло. Но в таком случае и знание утратило свою чистоту, которой ученые так гордились; то знание превратилось в предприятие не более и не менее важное и не более по существу значительное, чем, скажем, знание о том, как расположить автосборочный конвейер. Кто станет интересоваться тем, что все это "ради знания"?

Этот процесс трагичен потому, что лишает науку самой возможности руководствоваться подлинными человеческими стандартами, не ограничивая в то же время никоим образом возможности науки передавать в руки человека все более и более могущественные силы. Здесь мы также обнаруживаем корни столь широко обсуждаемой дегуманизации человека. Человек дегуманизируется всегда, когда рассматривается как нечто меньшее, чем целостная личность. Различные формы инженерной психологии и социальной инженерии, рассматриваемые в книге, относятся к человеку постольку, поскольку они разрушают всю человеческую специфику, особенно ту, которая придает реальное значение языку человека.

То обстоятельство, что аргументы, взывающие к высшим принципам, например к обязательствам человека перед его детьми или к самой природе, не признаются имеющими законную силу, порождает серьезную дилемму для любого человека, стремящегося склонить своих коллег к сотрудничеству в наложении определенных ограничений на их исследования. Если он тем не менее использует подобные доводы, надеясь побудить своих коллег к своего рода обращению, то он рискует вообще не произвести никакого эффекта и даже подвергнуться отлучению, попав в положение смехотворного дурака. Если он настаивает на самоограничении, исходя из необратимости последствий, к которым могут привести неограниченные исследования, то он включается в узаконивание злоупотреблений инструментального мышления (скажем, под личиной анализа затрат и результатов) и способствует тому, против чего он собирался вести борьбу.




Начало  Назад  Вперед